• Мое избранное
  • Сохранить в Word
  • Сохранить в Word
    (альбомная ориентация)
  • Сохранить в Word
    (с оглавлением)
  • Сохранить в PDF
  • Отправить по почте
Интервью с Мажиевой А.б. – первым Председателем Алматинской городской коллегии адвокатов. Ежеквартальный информационно-аналитический юридический журнал Адвокаты Алматы №3(37)2013г. (Адвокаты Алматы № 3-4 (37-38) 12, 2013)

Отправить по почте

Toggle Dropdown
  • Комментировать
  • Поставить закладку
  • Оставить заметку
  • Информация new
  • Редакции абзаца

Интервью с Мажиевой А.б. – первым Председателем Алматинской городской коллегии адвокатов

МАЖИЕВА Анаш Байбулатовна,
первый Председатель Алматинской городской коллегии адвокатов
 /с 16 ноября 1973 года по 25 марта 1983 года/ 
АВТОБИОГРАФИЯ
Мажиева Анаш Байбулатовна
27 декабря 1927 года рождения, уроженка с. Карасу, Аксуйского района Алма-Атинской области. Трудовую деятельность начала в 1945 году учительницей начальных классов Карасуйской начальной школы. 

С 1945 года по 1948 год обучалась в Панфиловском педагогическом училище, по специальности – учитель. С 1948 года по 1949 год – работала учителем казахской средней школы Саркандского района Талдыкурганской области. 

В 1960 году окончила Казахский Государственный Университет им. Кирова, по специальности – юрист. Член КПСС с 1955 года. 

С 1959 года по 1960 год – старший экономист планово-финансового отдела Облздравотдела Ленинского района г. Алма-Аты. 

24 марта 1962 года Мажиева А.Б. принята стажером-адвокатом в Алма-Атинскую областную коллегию адвокатов в юридическую консультацию № 5 (Протокол № 92 заседания Президиума Алматинской областной коллегии адвокатов). В июне 1962 года стажировка была успешно пройдена и Мажиева А.Б. переведена адвокатом в Алматинскую областную коллегию адвокатов (Протокол № 102 заседания Президиума Алма-Атинской областной коллегии адвокатов от 23 июня 1962 года). 

В ноябре 1966 года Президиумом Алма-Атинской областной коллегии адвокатов Мажиевой А.Б. была объявлена благодарность. В марте 1970 года Мажиева А.Б. была награждена медалью «За доблестный труд», в августе 1970 года Президиумом обкома профсоюзов и президиумом Алма-Атинской областной коллегии адвокатов Мажиева А.Б. – награждена почетной грамотой, в мае 1973 года в связи с 50-летием Советской адвокатуры за добросовестное отношение к исполнению служебного долга Мажиевой А.Б. Министерством Юстиции КазССР объявлена благодарность, в декабре 1977 года Министерством Юстиции КазССР Мажиевой А.Б. повторно объявлена благодарность. 

С 06 марта 1973 года Мажиева А.Б. – Заместитель председателя Алматинской областной коллегии адвокатов (Протокол № 31 заседания Президиума Алма-Атинской областной коллегии адвокатов от 06 марта 1973 года). 

С 16 ноября 1973 года Мажиева А.Б. избрана Председателем Президиума Алматинской городской коллегии адвокатов (Протокол заседания Президиума Алма-Атинской городской коллегии адвокатов № 1 от 16 ноября 1973 года). 

С 24 марта 1983 года Мажиева А.Б. освобождена от обязанностей Председателя Президиума Алма-Атинской городской коллегии адвокатов в связи с выходом на пенсию. Мажиева А.Б. имеет дочь и двух сыновей. 

Анаш Байбулатовна, Вы являетесь первым Председателем Президиума Алматинской городской коллегии адвокатов. Расскажите, пожалуйста, как все начиналось? 

Я работала в Алма-Атинской областной коллегии адвокатов адвокатом с марта 1962 года. В марте 1973 года меня избрали заместителем председателя Алма-Атинской областной коллегии адвокатов. А потом вышло постановление Правительства о том, что городу Алма-Ате присвоен статус города республиканского значения и создаются самостоятельные органы государственной власти и управления, а так же формируется городская коллегия адвокатов. И вот тогда, осенью 1973 года, меня избрали председателем Алматинской городской коллегии адвокатов. 

Мы разделились на областную и городскую коллегии. В «наследство» от Алма-Атинской областной коллегии адвокатов городской коллегии осталось только здание, в котором в настоящее время располагается Городская юридическая консультация и Президиум Алматинской городской коллегии адвокатов. У нас на расчетном счете городской коллегии адвокатов ни копейки денег не было (первый месяц мы даже переживали, как платить зарплату). Было проведено первое общее собрание, на котором и была организована Алма-Атинская городская коллегия адвокатов. После первого месяца работы начали поступать членские взносы от наших адвокатов – коллегия начала платить зарплату, налоги, и т.д. – мы стали существовать. Тогда у нас в городе было 5 районов (Ленинский, Советский, Октябрьский, Фрунзеский, Ауэзовский), создали 5 юридических консультаций из 130 адвокатов. В каждую консультацию был назначен заведующий юридической консультации района. А потом уже были образованы: Калининский, Московский, Алатауский районы, и соответственно, были образованы юридические консультации в этих районах. 

Я проработала Председателем Президиума Алма-Атинской городской коллегии адвокатов до 1983 года – 10 лет. В то время нас курировало Министерство юстиции КазССР, а его, в свою очередь, – непосредственно Министерство юстиции Союза ССР. 

Председателей союзных коллегий адвокатов приглашали почти каждый год в Москву, на различные курсы повышения квалификации, происходил обмен опытом, и мы ездили в другие коллегии, например, в Узбекистан, в Киргизию, в Российскую Федерацию. 

В то время министром юстиции КазССР был Жусупов Бекайдар Жусупович, заместителем – Булгакбаев Адалбай Булгакбаевич – он непосредственно курировал адвокатуру. И мы тогда каждый год утверждали финансирование Алма-Атинской городской коллегии адвокатов. Я с главным бухгалтером Евдокией Романовной ходила в Министерство юстиции КазССР и мы отстаивали смету доходов и расходов коллегии. Каждый год утверждали финансовый отчет. Министерство юстиции утвердило инструкцию по оплате труда адвокатов, размер гонорара по уголовным, гражданским делам. Определялся финансовый план на каждый месяц для каждого адвоката. В случае невыполнения финансового плана адвоката вызывали на заседание Президиума и рассматривали вопрос об ответственности. 

Коллектив у нас был стабильный, вообще люди все старались работать хорошо. Очень много у нас адвокатов порядочных, квалифицированных было. Когда меня избрали председателем коллегии адвокатов, то представление об организации работы коллегии было весьма смутным, так как работа рядового адвоката заключалась в том, чтобы добросовестно отработать поручение и сдать финансовый план. До этого я работала в горкоме партии, обкоме партии, партийную работу себе представляла. А о структуре, особенностях, сложности адвокатской деятельности - не знала. Очень мне помогли в становлении руководителем Кормановский Григорий Александрович и Кунтуар Алибаевич Сулейменов – заслуженные юристы Казахстана. Они были заместителями председателя Президиума в то время, вот они меня и учили: как работать с людьми, как строить взаимоотношения, что из себя представляет адвокатская деятельность, особенно в части работы с финансами, и в целом – научили жить в коллективе единомышленников, защищать интересы нашего сообщества и каждого его члена. 

Кого из адвокатов того времени Вы можете особо выделить? 

Я могу сказать, что адвокаты тогда работали очень порядочные, высококвалифицированные. Ярчайшими адвокатами того времени, на мой субъективный взгляд, являлись Гинзбург Семен Маркович, Карецкая София Александровна, Штейнгардт Михаил Брониславович, выше я называла Кормановский Григорий Александрович, Сулейменов Кунтуар Алибаевич. 

Тогда у нас много участников Великой Отечественной Войны работало: Онгабаев, Селезнев, Мамытбеков, Дубинин, Ямщикова, Сотникова. Ляндер, Кенжебаева, Гусинский, Магай, Фурман, Нагибин, Ахметжанов, Мамытбеков – это заведующие консультациями были. Много профессиональных адвокатов было. В каждой консультации по 12-15 человек работали во главе с заведующим. Все адвокаты были дисциплинированными, порядочными, о них плохого слова сказать я не могу. Мы всегда между собой делились своими бедами и радостями, победами и неудачами. Я всех адвокатов знала, и они меня знали. Анаш Байбулатовна, какие знаменательные события в период Вашего руководства Вы можете вспомнить?
У нас тогда происходил активно обмен опытом: к нам приезжали адвокаты из других стран, мы, в свою очередь, ездили, в том числе, с ответными визитами. Например, из Индии приезжали, из Монголии. Приезжали адвокаты из Киргизии. Мы их всех принимали. Показывали свою работу. Делились с ними. Они нам рассказывали о своей работе, мы им рассказывали о нашей практике. Из Латвии приезжал заместитель министра юстиции Латвии, объезжал все наши консультации. Не скучали. С Министерства юстиции Союза ССР приезжали. 

Кормановский Г.А. создал школу молодого адвоката, проводил занятия для стажеров адвокатов и вновь принятых молодых адвокатов. 

Существовал институт наставничества: более опытные адвокаты помогали молодым в становлении высококвалифицированными специалистами. 

Существовала также практика составления рецензий на выступления адвокатов по конкретным делам. Это очень дисциплинировало и стимулировало адвокатов. 

Анаш Байбулатовна, скажите, а какие интересные публичные дела были у Вас или у адвокатов Вашего времени? 

О, таких дел было много. По таким делам у нас в основном выступал Гинзбург С. М., Штейнгард М.Б. Они специализировались на ведении уголовных дел. 

Послушать выступления в судебных прениях этих адвокатов специально приходили не только коллеги, но и просто граждане. 

Среди «громких» дел можно вспомнить дело об убийстве таксистов в Алма-Ате, дела о хищении социалистической собственности в особо крупном размере. 

А по каким делам чаще обращались к адвокатам? По уголовным, по гражданским?

Так разделить не возможно. Потому что у нас и уголовные и гражданские дела были в производстве у адвокатов. Но большинство, все-таки, уголовные были. Тогда же вообще не делили дела как сейчас по специализации. 

Каков был порядок приема в коллегию? 

В члены коллегии адвокатов мы принимали так: нам каждый год Министерство юстиции утверждало лимит, т.е. определяло количество членов коллегии адвокатов. Вот в зависимости от этого утвержденного Министерством количества мы на заседании Президиума и принимали новых членов. Молодых специалистов принимали прямо из университета по распределению. Они у нас проходили стажировку, потом их принимали в члены коллегии адвокатов в качестве адвокатов. Вот, например, Жакупов Б.А., Неясова Н.М., Байгазина Г.Б., Котова Н.В., Капаева Г.Т., Шабано-ва Р.Г. – это наши первые стажеры. Я ими очень горжусь! 

Анаш Байбулатовна, расскажите пожалуйста как складывалась гонорарная практика? 

Гонорарная практика того времени определялась Министерством юстиции (отдел адвокатуры). Был определен фиксированный гонорар: дача устной консультации – 1 рубль, составление письменных документов – 3 рубля, за ведение гражданского дела – 15 рублей и за особо сложные гражданские дела гонорар не более 80-ти рублей, за ведение уголовного дела – 32 рубля, один день изучения уголовного дела – 10 рублей, свыше 2-х дней судодень оплачивался в 12 рублей. Адвокаты и коллегия сдавали статистический и финансовые отчеты и Министерство юстиции четко отслеживало, чтобы плановые показатели по гонорару с фактическими показателями – совпадали. Если возни-кали расхождения, то вызывали в Министерство юстиции и задавали вопросы: «Почему перебор гонорара?», «Почему недобор?». Каждый раз гонорарная практика очень тщательно проверялась; каждые полгода к нам ревизия приходила из Министерства юстиции. У всех адвокатов были обязательно производства по каждому делу, прошитые, пронумерованные, с документами в хронологической последовательности. Эти производства ревизировались и выявлялось: правильно гонорар получен адвокатом или не правильно. Поэтому был очень строгий контроль как по вопросам, связанным с назначением и отработкой гонораров, так и в целом по гонорарной практике. 

Анаш Байбулатовна, сколько человек состояло в Президиуме Алма-Атинской городской коллегии адвокатов? Каков был порядок принятия решений? Как часто собирался Президиум? 

Президиум собирался каждый месяц. А иной раз, если ЧП какое-нибудь происходило, то проводилось внеочередное заседание Президиума. В президиуме было 10 человек, включая меня – как председателя и двух моих заместителей. В то время Министерство юстиции нами руководило и очень хорошо нам помогало. Во всех народных судах были комнаты для адвокатов; оплата этих помещений производилась из средств Министерства юстиции. В этих помещениях обеспечивалось дежурство адвокатов. В Советском районе, например, была выделе-на такая большая комната, что все адвокаты Советского района размещались в этой комнате при районном суде. Во Фрунзенском, в Октябрьском судах было также. Адвокаты должны были бесплатные уголовные и гражданские дела проводить, предоставлять бесплатные консультации. Тогда сдавали план для проведения бесплатных уголовных и гражданских дел и бесплатных консультаций. У нас был разработан специальный бланк, который адвокаты заполняли. В нем отражались данные лица, обратившегося за юридической помощью, его вопрос и ответ адвоката. Вот эту форму адвокаты заполняли и вместе с финансовым и статистическим отчетами сдавали нам в Президиум.

Анаш Байбулатовна, было ли у Президиума право не принимать в члены коллегии обратившегося с заявлением о приеме человека?
Да, было такое право. Это президиум решал. Молодых специалистов мы принимали по разнарядке. В течение года мы писали в КазГУ о том, чтобы нам прислали определенное количество специалистов. Этих людей мы безоговорочно принимали. Но если со стороны к нам приходили, то мы без согласования Министерства юстиции сами самостоятельно не могли принять в члены коллегии. 

А был ли такой орган как комиссия по адвокатской этике? Были ли дисциплинарные производства в то время?
Дисциплинарных, специально избранных комиссий – такого не было. Но у нас было разделение между заместителями председателя Президиума: Кормановский Г.А. проверял все дисциплинарные производства, касающиеся финансовой части, если этические нарушения были, то проверял Сулейменов К.А. Затем на Президиуме они давали свои заключения. С Министерства юстиции Тугамбаев (начальник отдела адвокатуры) частенько приходил к нам в Президиум, принимал участие в заседаниях Президиума, когда имели место нарушения гонорарной практики. Тогда невозможно было адвокатам даже на полчаса опоздать в судебное заседание или на следственное действие, если адвокат опаздывал на полчаса и более – это уже было основание для возбуждения дисциплинарного производства. Вообще дисциплина была очень хорошей и люди были очень порядочные, достойные. И потом вся суть именно в том, что эти люди хотели работать адвокатами. Им нравилась эта профессия. Когда профессия нравится, и они стараются, и с людьми легко работать. У нас тогда не было такого, чтобы кто-то с кем-то ругался, грубил. Нет. Таких дисциплинарных дел у нас не было.
 А сколько примерно дисциплинарных дел в течение месяца рассматривалось?
Не в течение месяца, один-два раза в полгода дисциплинарные дела рассматривались. Нарушений было очень мало. 

Анаш Байбулатовна, и последний вопрос: какой адвокат должен быть по сути? Какими качества-ми должен обладать адвокат, по-вашему мнению? 

По моему мнению, адвокат, прежде всего, должен любить профессию, которую он выбрал. Если он любит эту профессию, значит он будет юридически грамотным, будет стремиться повышать свою квалификацию, с людьми сможет работать, и обманывать не будет. Самое главное качество адвоката – порядочность. 

Анаш Байбулатовна, Ваши пожелания адвокатам Алматинской городской коллегии адвокатов в связи с 40-летием образования коллегии. 

Всех адвокатов Алматинской городской коллегии поздравляю с сорокалетием образования нашей коллегии! Желаю, во-первых, быть всегда справедливыми, порядочными, любить свою профессию. Если будете любить свою профессию, вы будете всегда востребованным адвокатом. Люди приходят к адвокату со своими бедами и проблемами, ждут помощи. Поэтому я желаю вам, чтобы вы всегда, кто бы к вам не пришел – помогали и достойно отрабатывали по каждому вопросу. Прежде всего, адвокат должен быть Человеком. Всем вам здоровья, счастья в семье, благополучия и процветания нашему Казахстану!